четверг, 21 февраля 2013 г.

Оольга Лукичева. ТАК КА ЖЕ НАЧИНАЛСЯ ОЛЕНЕГОРСКИЙ ГОК?


Отшумел праздник, прошли юбилейные мероприятия. Городу пошел 56-й год. Но не все из того, что хотелось бы сказать, сказано. Нечто важное осталось за рамками праздника. Что же? Коль речь идет об истории Оленегорска, который стал городом благодаря организации горно-обогатительного комбината, не будем в этой статье раскрывать все стороны уже к тому времени довольно хорошо развитой инфраструктуры железнодорожной станции. Поговорим о том, что напрямую было связано с формированием будущего комбината.

Бьюсь об заклад, что никто из горожан не знает, как называли Оленегорский рудник в 1947 году. Официальное название, понятно, было геологическим: экспедиция, направленная для исследования Оленегорского месторождения  Ленинградским институтом «Гипроруда», носила название «оленегорской железорудной». Неофициально, еще в мае того года, ее именовали …  рудником. Если прибавить название горы, где он находился, стало быть, — Оленегорский рудник. Каково?!

Мы знаем о Зонтове и Шифрине, как о первооткрывателях Кировогорки. Знаем об академике Ферсмане. Слышали о Воробьевой, Полканове и некоторых других геологах, изучавших недра нашего района. Но найдутся лишь единицы людей, которым известно имя Василия Степановича Сверчкова. А между тем, именно он тогда, в марте 1947 года, то есть незадолго до начала строительства ГОКа, был руководителем экспедиции на Оленегорке. Неизвестно, как долго пробыл он в наших краях, но в воспоминаниях Алексея Ивановича Скачкова, опубликованных в праздничном, августовском номере «Заполярной руды» за 1958 год,  мы находим фамилию уже другого начальника экспедиции – Гурвича. Кстати, геологов тогда на Оленьей горе было уже достаточно много, а в следующем, 1948 году их число увеличилось, самое малое, в два раза. Здесь работали люди всех, наверное, горных профессий: буровые мастера, буровые рабочие, проходчики, коллекторы, воротовщики, дробильщики, забойщики… Были даже трактористы, электромонтер, комендант, сторож, уборщица, заведующий базой и …часовой мастер. Геологические работы на Оленегорке продолжались до начала 1949-го.

Затем  экспедиция была переброшена на Кировогорское месторождение. Об этом пишет в воспоминаниях В.Скачков, это же подтверждают документы ЗАГСа. В течение 16 лет — с момента открытия Зонтовым железной руды и до 1949 года — исследованиями на горе имени Кирова занималась небольшая геологическая партия, численность которой варьировалась в разные годы от десяти-пятнадцати до пятидесяти человек. По воспоминаниям Георгия Михайловича Гречко, ныне — космонавта и дважды Героя Советского Союза, а летом 1947 года – «маменькиного сынка», приехавшего в наши края подработать на каникулах, численность Кировогорской экспедиции составляла около сорока-пятидесяти человек. Начальником экспедиции, было Эра Ивановна (или, как звали ее для простоты, Вера Ивановна) Сорокина, женщина очень стойкая и строгая, подававшая всем сотрудникам геологической партии пример самоотверженности и работоспособности. Экспедиция, проводившая исследования на горе Кирова, была ленинградской, но называлась мангышлакской, поскольку незадолго до Кольского полуострова вернулась с полуострова Мангышлак. После проведения запланированного объема работ на  Кировогорском месторождении, геологическая партия Сорокиной была переброшена на гору Равкун.

     Известно, что Ено-Заимандровское рудоуправление «Колжелруда» было основано 11 января 1949 года. К середине июня того же года там трудились одиннадцать рабочих. Но вот интересный факт, который удалось установить:  уже в сентябре 1946 года местом работы плотника Павла Михайловича Комарова значилась… «Колжелруда». За три года до 7 августа 1949-го и почти за два с половиной года до официальной даты открытия организации! В первой половине 1949 года работников «Колжелруды» было еще немного. Численность их стала быстро увеличиваться с июля 1949 года, к началу августа приблизилась к цифре тридцать, а к началу осени рабочими были уже заселены все шестнадцать геологических землянок, восстановленных на руднике.

Строительное управление «Рудстрой» тоже, несомненно, являлось полноправной составной частью города. «Рудстрой» был создан для возведения ГОКа. Не будь «Рудстроя», была бы создана другая, аналогичная  строительная организация, без которой, силами только заключенных Оленегорского лагеря, было ты сложно построить горно-обогатительный комбинат и город.  Кстати, и здесь уточнение: будучи образованной, по официальным документам, 30 ноября 1948 года, «Рудстрой» к этому времени уже не менее месяца существовал и занимался работами, связанными с будущим Оленегорским  ГОКом. А первым строителем Оленегорского ГОКа, зафиксированным в загсовском архиве, был Петр Яковлевич Лобанов — строительный мастер Оленегорского стройучастка«Кольстроя». Хотя первостроителем, в полном смысле этого слова, П. Лобанова назвать все-таки нельзя. Дело в том, что в сентябре 1946 гола, то есть двумя годами раньше, в Оленьей работал Александр Дмитриевич Серов. Он имел должность прораба по строительству. Что он мог строить тогда в наших местах, если известно, что на станции уже было создано все необходимое по тем временам? Не он ли занимался возведением первого (действительно, первого!) каменного дома неподалеку от станции? Того самого дома, один подъезд которого уже к августу 1949 года заняло управление «Колжелруды», а второй достался гостинице?

Надеюсь, приведено достаточно фактов для доказательства того, что привязка даты основания города к закладке  первого каменного дома весьма условна? Что с таким же правом эту дату можно было бы «привязать» к любому другому событию: например, к первому упоминанию «Колжелруды», как первоначально назывался Оленегорский ГОК. Или к закладке  того самого дома на улице Строительной. Или к образованию «Рудстроя», созданного для строительства ГОКа.  В связи с этим нелишне, думаю, будет напомнить и общеизвестный факт из школьной истории: Москва считается городом не с того момента, как начал возводиться Кремль или какое-то предприятие, а с первого упоминания в летописях. Ни в коем случае не призывая вновь, в очередной раз поменять дату главного городского праздника, хочу донести до горожан мысль, что фактически Оленегорск все же несколько старше своего официального возраста.

                                                                                    2004 год.