понедельник, 4 февраля 2013 г.

Елена Рыхлова. Стихи

,              «В мире женщины есть
                словно вольные птицы…»              
                                                               Е.Алексеев


             
***

Не птицы женщины.
Мы  кошки.
Пусть беды все, как мир один
под крик обвалятся истошный –
мы вырвемся из-под руин.
Нам не дают остаться в слабых,
и там, где пропасть ждет впотьмах,
мы встанем, падая,  на лапы,
и понесем котят в зубах.
Мы одиночки. Что нам стая?
Среди своих мы - чужаки.
А птицы…
Что ж, и мы летаем,
любя обману вопреки.

                   
***

- Сколько было и  до нас разлук!
Меньше, больше … Ты поймешь, ты умница…
В реберной петле рванулась вдруг,
закатилась в угол сердца пуговица.

Пронеслось бескровное: одна.
Умерли шаги твои на лестнице…
И лепилась за окном луна
из ребра подопытного месяца.     

                    
***
Вот и ты… Горделиво косясь
как в сторонке одна я кукую,
ты с другой афишируешь связь –
и душевную, и половую.

Подстаканником громко звеня,
наливаешь ей чай то и дело
и глядишь, и глядишь на меня,
чтоб, проклятую, ревность заела.

Слава Богу, грустя в стороне,
отошла я от глупых томлений:
это счастье, поверь, что не мне
проливаешь ты чай на колени.

               ***
Как странно!
Вы друг друга позабыли.
И кажется мне вечность –
горсткой пыли.
Один в плаще,
в обнимку с ночью-сводней,
другому – девять месяцев сегодня.
Ну что же вы, нескладные,
ну что же,
вы как две капли,
как мечты похожи!
У каждого теперь своя дорога.
Один – Бог весть,
другой – как весть от Бога.

                   
***
Восторг, по-мальчишески громкий…
Сквозь пляжного зноя кисель
как будто в замедленной съемке
по кругу плывет карусель.
На рыжей лошадке, неловкий,
наш сын.
И ты рядом!
Ты – с ним!
И пух его светлой головки
на солнце сияет как нимб.
Неверьем дрожа сумасбродным,
я к вам, спотыкаясь, бреду.
Наш первенец пахнет медом,
и руки мои -  в меду.
Ах, сны, в  золотое ступеньки…
Ты рядом,
ты  с ним….
Нет, ты – с ней!
И рядом – на столике - деньги
как письма о смерти твоей.

                           
***
Боюсь, Ваш гений надо мной смеется.
Назвать музыку ремеслом простейшим,
а стих дремучим лесом! Добрый Моцарт,
хотите этим Вы меня утешить.

Напротив - говорю не ради спора -
стихи легко пером выводят пальцы,
особенно весною… Мокрый город
из белой скорлупы вдруг вылупляется

он деснами хватает солнца пряник…
Спеша, стирают люди грязи гущу
об уличные лестницы…И тянет
сравнить их с прачками,
                     белье о доски трущими… 

Дерзающим в музыке я не ровня,
хоть звуки и слова роднят оправданно:        
их часто ради славы обворовывают,
бездарных сочинений лепту вкладывая.

И все таки, скорбя скажу, и все таки,
как в тайнопись я вглядываюсь в ноты.
Завидую служенью их высокому!...-

и, уходя, заплакал  юный  Гете.

                         
***
Строгий взгляд  знакомых глаз усталых…
Исхудал-то как – видала б мать!
Никогда не думала, что стану
руки твои кротко целовать.
«Да с тобой ли – не прошло и века! -
мы треску ловили на бонах?
Сторож портовской за нами бегал,
мы – через забор!…
И вот – монах.
Впрочем, ты и раньше был  – не всякий.
Помнишь, все смеялись, мол, остынь?
Друг твой - в бизнес, я – в домохозяйки,
ты ж, как собирался, - в монастырь».
«Видишь, не остыл…
Тебе тут книжки - хочешь?
С поучи-ительным концом…»
Все-таки глаза как у мальчишки,
а – чудно – зову его отцом.
«А у мира будет завершенье?»
«Будет, как истории любой.
Ну, Господь с тобою и – прощенья,
мать мою увидишь – я живой».
Тишь подворья.
Темный купол древний.
Терпеливо ждет кого-то  высь.
И летит – вдогонку - со смиреньем:
«За меня, за грешного, молись…»

                   
Крещение

В сельском храме, вновь отстроенном,
пахнет деревом и воском,
солнце брызжет во все стороны,
льет свой сок по свежим доскам.

До чего ж сегодня ветрено!
Как же радостно сегодня  -
будет нынче же доверена
чья-то жизнь делам Господним.

Тихо. Скрип не слышен петельный.
На купель со стен церковных
будто тайные свидетели
смотрят старые иконы.

В каждом лике –  правда вечности,
и, летя  к небесной тверди,
раздается крик младенческий
как известье о бессмертии.

                      
***
Вы говорили – нет любви земной,
любовь на небесах лишь есть да в церкви,
и беды потому идут за мной,
что от грехов душа моя померкла.

Я плакала. И Вы, входя во вкус,
но – ровно, без горячечных изгибов -
учили: мол, живя избытком чувств
к таким же грешникам, свою найду погибель.

Что мир вообще давно сошел на нет -
немилосердный, сам с собой в раздоре,
как на похмелку клянчащий сосед
пороками глаза Вам намозолил.

Что вместо поцелуя жди плевок,
лишь в праведных участья - в изобилии…
Я плакала. Наверно оттого,
что никого Вы в жизни не любили.

                       
***

Не такой уж я грибник, вам признаться,
только лес мне – что коту валерьянка,
День-деньской люблю по лесу слоняться,
даже если что ни гриб – то поганка.

Я людей люблю прекрасные лица,
пусть все чаще попадаются - рожи.
Мне бы надо  хоть чуть-чуть сторожиться,
да ведь я не становлюсь осторожней.

Вроде опыт есть уже за плечами,
а, бывает, где не ждешь и схлопочешь.
Но зато каких друзей я встречаю!
И с грибами мне везет, между прочим.

Подборка стихов Елены Рыхловой -  1,  2,  3,  4,  5,  6