вторник, 12 февраля 2013 г.

ВЯЧЕСЛАВ ЛЯХОВ. ЛУЧШИЙ ИЗ НАЧАЛЬНИКОВ


О таких руководителях обычно вспоминают долгие годы, даже если и поработать с ними довелось немного. Не всем, к сожалению, везёт так, как повезло мне. Горжусь – я работала с самим Ляховым. Кто он? Человек известный в Мурманской области, крупный руководитель, ученый, умница. 

А всё случилось так. 

Однажды, весной 1980 года, возвращаясь с обеда в оленьевскую библиотеку - мою тогдашнюю вотчину (была такая, совсем малюсенькая библиотека в Оленегорске) – увидела я возле здания черную «Волгу». В те времена такими пользовались только большие начальники. Вошла – сообщают: «С тобой хочет поговорить Ляхов». А для меня эта фамилия тогда абсолютно ничего не значила. Хочет? Ну что ж, поговорим.  
Первое впечатление об этом человеке было приятным. Интеллигент. Умный внимательный взгляд. 
Представились друг другу. 
- Скажите, как вы относитесь к партии? – спрашивает. 
- Нормально, - отвечаю, - мой отец в партии с 1941 года. 
- А Вы? 
- Я – нет. Любопытно, чем вызван Ваш вопрос? 
- Хочу предложить вам работу. 
- Согласна. 
- Почему вы так сразу соглашаетесь? Вы же не знаете, что это за работа, - чувствуется, что он был обескуражен таким быстрым ответом. 
- Потому что еще несколько дней, и вы бы меня здесь не застали. Я собиралась возвращаться в Свердловск. 
- Почему? 

Я не могла тогда сказать ему, что в массовых библиотеках процветали приписки, и меня совсем не устраивала перспектива расплачиваться за чужую глупость. Позднее по этой причине были отстранены от работы ответственные библиотечные работники из Мурманска и Мончегорска. А тогда… 
- Не нашла общего языка с начальством. 
- А что, если Вы и со мной не найдете общего языка? Я ведь тоже буду Вашим начальством. 
- Надеюсь, этого не произойдёт. Правда, сомневаюсь, что получу положительную характеристику с места работы. 
- Почему Вы в этом уверены? 
- Отпускают отсюда неохотно, со скандалами. 
- Ну, это не Ваша забота. 

В свою очередь я спросила Ляхова: 
- Скажите, почему Вы предлагаете эту работу именно мне. У Вас что, нет других кандидатур? - чем, похоже, немного обидела его. 
Ответом Ляхов озадачил уже меня: 
- Не считайте это моё предложение необдуманным. Прежде, чем приехать к Вам, я перебрал несколько кандидатур, поговорил о Вас со многими людьми, и многое узнал. 

Через короткое время я уже принимала партийную библиотеку Оленегорского горно-обогатительного комбината. Позднее Ляхов мне рассказал, что бывшая моя начальница рвала и метала, когда у неё затребовали мои документы. Что вдруг потерялся ключ от её сейфа, где они хранились. Через несколько дней ключ, конечно, нашёлся, а мне досталась блестящая характеристика. На словах же, бывшая директриса сказала по этому поводу дословно следующее: «Вы забираете наши лучшие кадры». 
Примерно тогда же стало известно, что поводом к такому повороту судьбы стало моё выступление на конкурсном вечере ОРСа (старожилы помнят подобные вечера). 

Счастье совместной работы с Ляховым длилось неполных полтора года. Это человек, общаться с которым было необыкновенно легко. 
Любой, наверное, знает ощущение, когда душу воротит от необходимости заниматься нелюбимым делом, или выполнять скучную, рутинную работу, или видеться с неприятным человеком, самодуром-начальником. Да мало ли ещё причин, которые заставляют тяжело вздыхать, вспоминая о надоевшем. 
При Ляхове я, так же, как другие сотрудницы парткома, просто летали на работу – как на праздник. Каждая стремилась сделать своё дело как можно быстрее и как можно лучше – потому что с таким руководителем работать хотелось! 

Кому-то странно, может быть, читать такие слова. Сегодня всё, что касается бывших партийных дел, кажется лишним, ненужным, пустым. Вячеслав Петрович, думаю, тоже чувствовал и понимал это, потому в парткоме отработал совсем недолго. Ляхов, как настоящий производственник, стремился на производство. Появившись после окончания Криворожского горно-металлургического института на Оленегорском ГОКе (это в Мурманской области) в начале 1970-х годов, он за несколько лет прошёл путь от мастера до главного инженера дробильно-обогатительной фабрики. В 1981 году из парткома вновь ушёл на производство – заместителем главного инженера ГОКа. 

Решая проблемы людей в должности секретаря парткома, Ляхов в конечном счете, решал производственные проблемы. 
Ветераны комбината помнят «дни парткома» -такими, какими они были задуманы и проходили при Ляхове. Остальным расскажу. Заранее собирались вопросы, волновавшие людей того цеха, в котором предстоял «день парткома». Это делалось для того, чтобы, по возможности, решить «больные» вопросы к моменту встречи руководства комбината с коллективом. Вопросы передавались тем службам, от которых зависело их решение. Ляхов брал их выполнение под свой контроль. Таким образом, «дни парткома» способствовали упреждению острых ситуаций на комбинате. 

Кое-кто из сотрудников ГОКа обижался на него: «Хоть бы пообещал что-нибудь! Ведь даже ничего не обещает! Ну что за человек». Если подобное говорилось при мне, я спрашивала: «Что для Вас важнее: чтобы пообещали или чтобы сделали?» Вячеслав Петрович никогда никому ничего не обещал, но при этом стремился добиться исполнения ожиданий просителя. Часто ему это удавалось. 

За время общения с Ляховым я ни разу не услышала, чтобы он с кем-то говорил на повышенных тонах, или оскорбил кого-то, или употребил нецензурные слова, унизил кого-нибудь (пусть даже интонацией). 
Помню, вошла в кабинет своего начальника в момент, когда он решал по громкой связи какой-то вопрос. На другом конце провода человек кричал о том, что выполнение приказа невозможно, что есть, как всегда, масса причин – и то, и это, и пятое, и десятое. Ляхов спокойно и уверенно возразил: «Вы слышали, что я сказал? Завтра это (что – не помню) должно быть сделано». Собеседник мгновенно стих и ответил: «Я понял. Сделаю». 

Вячеслав Петрович умел доказать, что, при правильной организации, выполнима любая работа. При этом организовывал работу без суеты и нервов. 
Как-то в парткомовском коллективе – сплошь женском, за исключением начальника – возник конфликт. Женщины – это женщины, в каждой есть немножко от ведьмы, каждая любит иногда повредничать. Вячеслав Петрович пригласил всех участниц конфликта в свой кабинет. Выслушал каждую, не возразил ни одной, но сказал: «Мы здесь все занимаемся общим делом, и нам нечего делить между собой. Надеюсь, что нашем маленьком коллективе это был первый и последний конфликт». Больше во время ляховского руководства внутренних распрей в парткоме не было. 

Лёгкость сотрудничества с Ляховым заключалась и в том, что он, решая проблемы людей, сберегал свои и чужие нервы. Перед ним не надо было биться головой об стенку, доказывая очевидное. Достаточно с цифрами и фактами в руках показать абсурдность фактора, мешающего выполнению порученной работы. Вот пример из собственного опыта. 
Когда я перешла в партком, партийная библиотека работала до семи вечера. Час с 6 до 7 был «мёртвым», в это время читателей, как правило, не было. Сказала об этом Вячеславу Петровичу. Ответ был таким: «Просчитайте в течение месяца посещения библиотеки в этот час». Через месяц, когда был проведён сравнительный анализ общих цифр и цифр этого часа, вопрос о новом режиме работы решился положительно. 

Уважение Ляхова к собеседнику, чувство такта, изначальное предположение в собеседнике, в подчиненном умного человека, способного логически мыслить, действовать самостоятельно, творчески относиться к порученному делу – вот, я думаю, что заставляло окружающих, в свою очередь, уважать Вячеслава Петровича. 

Важной чертой личности моего бывшего начальника я считаю порядочность. Этот человек никогда не предаст, что особенно ценно сегодня, во времена всеобщей продажности. 

Помню, как искренне мы переживали за Вячеслава Петровича, когда ему предстояла операция на глазах, и тогда, когда он защищал кандидатскую диссертацию, и во время подготовки отчётно-выборной конференции. 

Однажды комбинат представил высшему начальству очередной список кандидатов на награждение. В их числе стояла и фамилия моего начальника. Все, кто имел отношение к Ляхову, считали такое решение вполне заслуженным. Все, кроме того самого высшего начальства. В очередной раз – который уже! – Вячеслав Петрович был вычеркнут из наградного списка. И это – человек, благодаря которому на Оленегорском ГОКе была создана методика получения железорудного суперконцентрата! Именно суперконцентрат стал темой его кандидатской диссертации. 
После очередного отказа Ляхов несколько дней ходил мрачнее тучи. На него больно было смотреть. Согласитесь, обычно подчинённые избегают попадаться под руку начальнику, у которого случились неприятности. 
С Ляховым - не так. Его личные неприятности никаким образом не сказывались на подчинённых. Наоборот мы все стремились негласно поддержать его. Почему негласно? Думаю, он не принял бы от нас прямых выражений сочувствия. 

Когда Вячеславу Петровичу предложили должность директора научно-исследовательского института в Африканде, руководство ГОКа устроило ему проводы в конференц-зале управления. Было сказано много добрых напутственных слов, сделано много подарков. Преподнесла свой сувенир бывшему начальнику и я: 

- Вячеслав Петрович, - сказала я, - Вам многое здесь сегодня подарили, но такого, что хочу подарить я, у Вас точно нет! И протянула ему спрятанную до этого в ладошке миниатюрную книжицу «Ордена и медали СССР». Взяв сувенир, Ляхов расхохотался, поднял книжицу над головой, и показал сидящим в зале. Зал развеселился и зааплодировал. Многие из присутствовавших знали историю с неудавшимся награждением. 
На тех проводах тогдашний директор Оленегорского ГОКа Виктор Васильевич Васин сказал о моём бывшем начальнике что-то вроде: "кандидатов разных наук много, а настоящих учёных – единицы. Ляхов относится к числу как раз таких настоящих учёных". 

Ну, а дальше, после того, как Вячеслав Петрович перестал в 1986 году быть оленегорцем, я, как и все люди, относящиеся к нему с уважением, продолжала следить за его работой по публикациям в областной прессе, радио- и телепередачам. Наблюдала его успех и проблемы – сначала в Африканде, потом в Ковдоре, где он в должности директора горно-обогатительного комбината сумел не только сохранить предприятие и все объекты соцкультбыта, но и поднял Ковдорский ГОК на новую высоту. 

Слышала, как, на фоне наших городских неурядиц люди вспоминают о нём: «А вот у Ляхова в Ковдоре…», «А Ляхов делает по – другому…», «Вот если бы Ляхов…» 
Вячеслав Петрович выиграл несколько битв за свой ГОК с желающими получить жирные куски от ковдорского пирога. Сегодня очередная битва с олигархами им проиграна. Сейчас Ляхов в Москве, занимает большую должность в компании «Еврохим». Недавно я узнала, что в рейтинге "1000 самых профессиональных менеджеров России" фамилия моего бывшего начальника заняла тридцатую строчку. Совершенно справедивая, на мой взгляд, оценка. 

Когда-то, отмечая защиту его кандидатской диссертации, мы подняли бокалы за будущее кресло министра. Времена изменились. Но я по-прежнему думаю, что Ляхов достойно выдержал бы и такое испытание, как многие годы он выдерживает испытание властью. 

Может быть, кто-то посчитает эти заметки излишне эмоциональными. По это – мои впечатления, мои воспоминания о личности, достойной самых лестных эпитетов, Руководителе и Человек с большой буквы, настоящем Интеллигенте, с которым я имела честь работать бок о бок.