понедельник, 4 февраля 2013 г.

Елена Рыхлова. Стихи (3)


***
Вот же собачья радость!
Выкатилась весна -
и ничего не надо,
ни лиха,
ни бед не  знай!
Дворовою мастью мечен,
помойною костью сыт,
бежит себе,
хвост колечком,
счастливейший
сукин сын!


Косится-то, недотепа, -
мол, жизнь мою так-растак,
и бит, и в боях потрепан,
а видишь,
какой простак!
Посмотришь на это чудо,
подумаешь невзначай:
а правда что, и откуда
в моей-то судьбе печаль?
Подумаешь,
и - айда с ним
к ларькам –
уплетать беляши!
Учиться простому счастью –
унынием не грешить.

                 
***
Говаривала бабушка моя:
«Напраслина – подарочек из рая».
Над этими подарочками я
то плачу, то со смеху помираю.

Кто рад во всех пороках обвинять,
кто чествует, не зная угомону.
Не делайте, прошу вас, из меня
ни уличную девку, ни икону.

А впрочем, слухи – что, уйдут они.
Лишь одного до исступленья жаль мне,
что я кругом, куда ни поверни,
чужая в церкви и в миру чужая.

Так жаль, что я повсюду неправа
и для меня теперь одно и то же -
чужого мужа в губы целовать
и рваных голубей спасать от кошек.

Что все во мне живет – и дух, и плоть,
и грешников, и праведных смущая.
Но, может быть, простит меня  Господь,
как непутевых мы детей прощаем?

                     
***
Как больно рвут струну сердечной жилы,
когда навек уходят от тебя!
Боясь обжечься снова, я решила
любимой стать кому-то, не любя.

Он появился, всех морей бездонней…
Как он берег любовь! Так на ветру
бревенчатою крепостью ладони
последней спички пламя берегут.

Но обмануть себя – пустое дело,
и, боль его зажав в своей горсти,
безумного, молила как умела
простить меня, простить меня, простить!

Пусть не сейчас, пусть через год хотя бы
другой он скажет нежные слова!
Он через год мне повстречался:
 - Бабы…
Вам не любовь, вам деньги подавай.

           
***
Камень, камень…
Дождями оплаканный,
всюду камень –
годами, веками…
Человек привыкает ко всякому,
даже к камню –
и то привыкает.
Как сдавил этот город, накрыл меня!
Я вбегать  в голубиную стаю,
как на мину осколочнокрылую,
чтоб тоску подорвать,
перестала.
Я привыкла к тоске.
Иль она – ко мне?
Что гадать,
и не в том закавыка -
я привыкла к домам одинаковым,
я к прогорклому ветру привыкла.
К институткам, с их кожей прозрачною,
что, на хрупкое счастье надеясь,
в модный трёп,
словно в креп,
заворачивают
табаком отдающую ересь.
Я здесь душу как тяжкий недуг ношу.
Ночью вспомню  – как есть  горожанка! -
обращенную в камень кондукторшу –
и не плачу, как раньше.
А жалко.

                   
***
Листам весною к солнцу взвиться
дай лишь мгновение одно -
так ребятишки за гостинцем
выпрыгивают из штанов!
Вчера, казалось, ни намека,
ни дозволенья нет листу,
а нынче - чуть ли не на метлах
они у дворников растут.
Все рвется к солнцу –
травы, люди…
Как много им оно дает!
Меня вот так же к жизни будит
благоволение твое.
Вчера от слов суровых мерзла,
казалось – что ни взгляд, то ложь,
и вот с гримасой несерьезной
ко мне, дурачась, ты идешь.
Чем ближе ты, тем резче тени,
глаз не поднять, и горячо…
Тянусь, тянусь я как растенье
к руке, протянутой лучом!

               
***
Немало райских мест найдется,
но мне отрадней в месте том,
где лес просеивает солнце,
ветвей качая решето.

Смотрите - весь  в лучистых пальцах
огнем росы  заполыхав,
как на дрожжах он поднимается
на сгустках пористого мха!

Он этим вкусным, хлебным вдохом
любых обид сгоняет жуть.
И потому, когда мне плохо,
сюда я, к лесу, прихожу.

Я здесь все чаще: людям тесно
теперь носить сердца в груди.
Мир глух. И кажется – из леса
и смысла нету выходить.

Но вдруг да посветлеют лица?
Лес так богато озарен -
как я могу не поделиться
той добротой, что дарит он!

               
***
Оградки, всё одни оградки...
На кладбище, из ряда в ряд,
как будто дети по кроваткам,
до срока Божьи люди спят.

Снег одеялами сквозь прутья
сползает зябко в  темноте…
Так спят подкидыши в приюте
и верят, что придет отец.

И Он придет!
Пусть неизвестно -
через столетья, через год? -
придет!
И небеса разверзнет,
как шторы в спальню распахнет!
И впустит свет!

…и, слез не пряча,
от грозных снов едва дыша,
протянет руки и заплачет
простоволосая  душа.
                       
                                «О, лес. Святое место».
                                                     В.Семенов
                 
* * *
Осенний лес. Стою смиренней тени,
прикрыв от наслаждения глаза.
Ай, боже, как смешно - поэт растерян.
Поэт молчит, не зная, что сказать.

Как пахнет горько трав сожженных ладан,
костров кадильных дымная листва!
О, лес. Животворящая отрада.
Я вправду позабыла все слова.

Да где еще увидеть доведется
душе, заполоненной до краев,
как по воде залива ходит солнце? -
огромное! Прощальное! Моё.

И на свету, как ангелы белесы,
трепещут комары, пугая тьму.
Вот честно, кто пошлет - иди ты лесом! –
я как благословение приму.

Незыблемым стоглавым монолитом
он соснами взмывает к небесам…
И лишь одно шепчу я как молитву:
- Спасибо.
А за что – он знает сам.

         
***
Пошутил ты.
А я – так занятно! -
и поверила…
Ну и пусть.
Стал роднее зато
и понятней
на снегу
сиротливый куст.
Скорбной музыкой,
терпким ядом
зазвучала в сто крат сильней
партитура рябинных ягод,
ставших нотами
меж ветвей.
Горько мне…
Но какая сила
в этих звуках,
где каждый – слаб!
Если б я тебя не любила -
мимо них,
как глухая,
прошла б!

               
***
Семь железных сапог,
семь железных,
я бы стерла,
идя за тобой
непролазными топями,
лесом,
цепкой пестрядью луговой.
Семь бы посохов
по дороге,
семь -
да сколько бы их ни счесть,
перед трудностями не дрогнув,
надо – мир прошагая весь!
Ты смеешься – ни зол, ни нежен,
не любя меня, не губя…
Где же взять мне,
скажи только,
где же
семь железных сердец
на тебя?

Подборка стихов Елены Рыхловой    1,  2,  3,  4,  5,  6