вторник, 19 февраля 2013 г.

Юрий Сергеев. ВЗРЫВ, КОТОРОГО НЕ БЫЛО


Многие знакомые Надежды Иванов­ны в то время недоумевали, узнав о ее решении перейти работать в систему ИТУ. Зачем? Опытный педагог, авторитетный руководитель в районном (Прим.О.Л.: в областном) отделе народного образования, каких благ она могла искать на таком непро­стом поприще? А когда она объясняла, что ей интересно, если новое и если труд­но, не все и не всегда верили.


Она знала, что будет нелегко. Учреж­дение, которое ей предстояло возглавить, считалось в области одним из худших. Здесь было все — нарушения дисципли­ны, невыходы на работу, низкая про­изводительность труда осужденных и вместе с тем — нарушения дисциплины, законности самими сотрудниками. И вот ей, женщине, новичку в области работы с осужденными, доверили положение такое исправить.


Конечно, были у Минеевой и планы, и идеи. Но, что греха таить, в первые дни, когда столкнулась с реальной действи­тельностью в запущенной ВТК, одолева­ли и сомнения — так ли она права, уве­ровав в собственные силы?


В один из таких первых вечеров и написала она, терзаемая противоречивы­ми мыслями, письмо известному писате­лю Г. А. Медынскому, чьи книги «Во­семнадцатилетние», «Честь», «Трудная книга», «Пути и поиски» и ныне стоят у нее в шкафу рядом с произведениями Макаренко, Сухомлинского.


Ответ писателя не заставил себя ждать. Письмо это Минеева и по сей день хра­нит, как одну из самых дорогих релик­вий, а строки его, ставшие для нее на долгие годы руководством к действию, помнит наизусть. «Вы с преступным ми­ром столкнулись впервые, — писал Ме­дынский, — столкнулись и ужаснулись... Смотрите, наблюдайте, ищите, но не за­бывайте, требуя и наказывая, что перед вами дети, наши дети. И их недостат­ки — отражение каких-то наших недо­статков, что-то их надломило, сломало, испортило. И эти сломанные души нуж­но выправлять. В этом заключается Ваша задача...»


Пройдут годы, и вслед за тем, первым письмом, пришедшим в ВТК на имя нового начальника, ящики стола Минеевой заполнят сотни писем, которые, как правило, начинаются со слов: «Здравствуйте, дорогая наша мама...» В этих письмах — весточках от бывших воспитанниц, слова благодарности, рас­сказы о жизни — одна окончила инсти­тут, другая стала ударником коммунистического труда, лучшим мастером. Тут же — свадебные фотографии, детские портреты. 

За последние годы задача воз­вращения обществу полноценных граж­дан решается коллективом учреждения успешно — в ВТК практически сведен на нет рецидив. На должном уровне дис­циплина. По итогам прошлого года здесь выпущено более чем на восемь процен­тов сверхплановой продукции, значитель­но перевыполнены планы по реализации и по нормативно-чистой продукции. Вот уже шесть лет пустует в учреждении дисциплинарный изолятор. Из девяти отделений шесть носят звание «Отде­ление высокопроизводительного труда и примерного поведения», четыре произ­водственных бригады на протяжении десяти лет подтверждают звание «Луч­шая бригада»...


Это лишь некоторые из достижений коллектива ВТК. Но путь к ним был долог и нелегок. Предстояло пре­жде всего создать этот коллектив, от­ладить действенную систему воспитатель­ной работы и с осужденными, и с лич­ным составом. Сделать это было не­просто.


Анализируя деятельность своего пред­шественника, Минеева не могла не обра­тить внимания на то, что довольно большой процент воспитанниц водворялся в дисциплинарный изолятор. Не шли ли сотрудники по легкому пути, подменяя долгий и кропотливый процесс воспита­ния надеждой на сиюминутный эффект наказания?


«Не наказывать, а воспитывать — наша задача», — как ни странно, это свое убеждение Минеевой поначалу приходи­лось отстаивать перед многими подчи­ненными. С некоторыми сотрудниками, так и не пожелавшими понять ее, при­шлось расстаться. И долго еще выслуши­вала она в свой адрес упреки в излиш­ней «педагогизации» процесса исправле­ния осужденных. Но, уверенная в пра­вильности избранного пути, как могла, «отбивалась» от нападок, подчеркивая специфику контингента — несовершенно­летние девушки.


Опыт — штука деликатная. Как часто бывает, что он, перенесенный механиче­ски, без учета специфики, условий, поро­дивших его, увядает на корню, как тро­пическое растение, пересаженное в Не­черноземье.


Возьмем, к примеру, один из осново­полагающих принципов подбора и вос­питания сотрудников учреждения: ра­ботник ВТК должен иметь те нравствен­ные качества, которые он хочет воспитать. 

Сам по себе он никаких вопросов не вызывает, но и не блещет новизной. Но  вот — конкретный случай, происшедший в учреждении совсем недавно. По вине поставщиков образовался сбой в снабжении производства  тканью.  Точнее, ткань-то была, но находилась она на станции, где ее некому было разгрузить.  Производство грозило остановиться.  Тогда группа контролеров, свободных   от дежурства вызвалась отправиться на станцию. С десяти  утра  до  пяти вечера  контролеры В. Пономаренко, В.Лемберев, А.Решетняк под руководством начальника части капитана внутренней службы Л. Линника разгрузили сорокатонный  вагон.   Рулоны  с  тканью доставили в срок,   производство не остановилось ни на  минуту.  Но  результат был не только в этом. Осужденным преподали урок нравственности, гражданственности. В конкретную, зримую форму воплотились понятия коллективизма, товарищества, взаимопонимания. Взаимопомощи. Подобную ситуацию не запрограммируешь. И решение проблемы явилось следствием именно  того морального климата, который сложился за последние годы в коллективе. Климата, без учета которого  невозможно вести серьезный разговор о каком-либо опыте.


Система подготовки, воспитания кадров, выработанная в учреждении за  десяток с лишним лет, во многом ориентирована на создание здесь атмосферы доброжелательности к каждому члену коллектива. В учреждении  давно   уже отказались от приглашения на   работу людей случайных. Будущий сотрудник привлекается сначала к организации различных мероприятий с осужденными — то дает кандидату возможность заранее познакомиться со спецификой работы, еще раз убедиться в  правильности принятого решения м, с другой  стороны,  позволяет руководству  присмотреться  к будущему коллеге. Принципы     подбора сотрудников у Минеевой тверды   и незыблемы: воспитанием несовершеннолетних может заниматься   лишь  тот, кто чувствует к ним подлинную любовь, ибо равнодушный не в состоянии вынести  нагрузки, выпадающей на плечи работника ВТК.  Воспитатель   должен   учитывать психологию несовершеннолетних,    не предъявлять к ним  требований, которые можно предъявить  только  взрослому, и «повторять и повторять действие добром, невзирая ни на какой отпор…»


Только   согласный с подобными требованиями  и отвечающий таким критериям человек, готовый к нелегкому и не всегда благодарному труду становится членом коллектива. И тогда вступает в действие система индивидуально-воспитательной работы с  личным составом.

Прежде всего — наставничество. Это  движение имеет в учреждении давние и прочные традиции. Недаром начальник  ВТК является долгие годы бессменным председателем совета наставников. Именно под ее опекой выросли из воспитателей такие сотрудники, как заместитель  начальника учреждения по политико-воспитательной работе майор внутренней службы А. Кочубей, начальник отряда майор внутренней службы Л.Дьяченко и многие другие, чьими успехами заслуженного гордится коллектив. Сегодня уже они сами – опытные наставники, под их руководством успешно осваивают профессию новички. На состоявшемся недавно заседании совета  наставников была одобрена деятельность дежурных помощников начальника учреждения - капитана внутренней службы  Н.Решетняк и майора внутренней службы В.Грибко, чьи подопечные — сержант внутренней службы В. Лемберов и лейтенант внут­ренней службы А. Шевченко (кстати, из­бранный комсомольцами секретарем бю­ро первичной организации), достигли заметно хороших результатов в работе.

Помимо движения наставничества вот уже больше десяти лет работает в уч­реждении школа педагогического мастер­ства, которой руководит завуч общеоб­разовательной школы М. Бондарчук, на­гражденная за свою работу в ВТК зна­ком «Отличник народного просвещения УССР», Слушатели школы — учителя, мастера производства и ПТУ, воспитате­ли, начальники частей и служб. «Пред­мет и задачи исправительно-трудовой психологии», «Пути и средства формиро­вания личности», «Самовоспитание», «Особенности развития подростка» — вот лишь немногие из вопросов, которые изучались и изучаются в школе. Так теория идет в одном строю с практи­кой.

Необходимо также сказать и о систе­мах политической учебы и служебной подготовки — программа занятий также строго учитывает реальные, конкретные условия. Вся эта деятельность строится в сочетании буквально с ежедневной ин­дивидуальной работой с воспитанницами. У каждого начальника части, службы в обязательном порядке имеется месячный, квартальный план такой работы, которая проводится в атмосфере благожелатель­ности, внимания к каждому, к его нуждам, заботам. И она приносит ощути­мые плоды, главный из которых, не ошибемся, в стабильности, сплоченно­сти — качествах, присущих коллективу единомышленников. Здесь с гордостью называют имена мастера производства Л. Нестеровой и начальника отряда, секретаря партбюро Л. Петецкой, учите­ля В. Дьяченко и заместителя начальни­ка учреждения майора внутренней служ­бы Т. Клименко, мастеров ПТУ Л. Ботарчук, М. Власенко, Р. Грибовской и многих, многих других, благодаря чьему труду были спасены, казалось бы, безна­дежно искалеченные судьбы.

Можно соглашаться или не согла­шаться с утверждением начальника ко­лонии майора внутренней службы Н. Минеевой, что в исправительно-трудовом учреждении для несовершеннолетних долж­ны работать преимущественно не юри­сты, а педагоги. Надежда Ивановна лю­бит повторять, что ум и нравственность наставника выше его знаний. Думается, однако, что дело тут не только в профи­ле образования и личных качествах вос­питателя, его психологическом настрое, а главное — в гражданской позиции.

Сегодня в ВТК, как музейную реликвию, показывают гостям маленькую скромную грамоту за третье место в об­ластном смотре художественной само­деятельности. Конечно, ни в какое сравнение она не идет с цветистыми ди­пломами, красочными вымпелами и дру­гими наградами, полученными в по­следние годы. Ценность той грамоты се­мидесятого года в том, что была она первой. Это был словно отдаленный от­блеск маяка, показывавший, что ко­рабль, несмотря на туман противоречий и сомнений, идет правильным курсом. И уже почти легендой стала история о том, как эта грамота была завоевана.

В тот год с самодеятельностью осуж­денных дело шло туго. И начальник уч­реждения решилась на эксперимент.
—   А что если нам, — обратилась она к подчиненным, — организовать  свою самодеятельность,  скажем, хор, и высту­пить перед воспитанницами?..
К сомнениям она уже тогда привыкла. И возражения многих сотрудников о том, что негоже воспитателям перед осужденными концерты давать, приняла, как должное. Однако настаивала, убеж­дала.
—  Они же вас совсем в другом свете увидят,  по другому  относиться  будут,  а уж авторитет от этого, уверена, не по­страдает...
И убедила. И был концерт. И, увидев такое, доселе невиданное и неслыхан­ное, воспитанницы на смотре так спели и сплясали, что неожиданно для себя самих заняли третье место.

Это было только начало... Малень­кая история, эпизод. Сколько их было в этом учреждении, которое с 1974 года бессменно носит звание «Коллектив вы­сокопроизводительного труда и пример­ного поведения». Были поиски и наход­ки, удачи и ошибки — все, что бывает, когда идет большая работа.

Пятнадцать лет назад, когда Минеева только-только начинала ориентироваться в круговерти дел и проблем ВТК, мно­гие ее коллеги предлагали воспользо­ваться приемом, который в науке о вос­питании называется методом педагоги­ческого взрыва — каким-либо ярким, эф­фектным действием одним махом за­воевать авторитет и у осужденных, и у сотрудников, в корне и сразу изменить состояние дел. Тогда она решила не рисковать. Решила пойти путем испытан­ным — не гнаться за эффектами, а ра­ботать упорно, целенаправленно, на­стойчиво.

Так что «взрыва» в учреждении не было. Была работа. Спокойная, изо дня в день, нацеленная на успех. А в ре­зультате оказались взорванными уста­релые представления о формах и мето­дах работы в ВТК.
1985


Воспитание и правопорядок. – 1985. -  № 3