четверг, 21 февраля 2013 г.

Ольга Лукичева. ХОЛОДНО! Рассказ


Сегодня мама разбудила меня в школу очень рано. В доме уже топилась печка, было тепло и темно, и окошки заросли узорами. 

Мама сказала, что сегодня очень холодно, а света нет, и радио не работает. Поэтому не узнать, сколько на улице градусов. Но, наверное, не меньше тридцати. Надо хорошенько наедаться и тепло-тепло одеваться. 
— Чтоб была кум королю, сват министру! 


На улице я сначала совсем даже не замерзла. Только громко скрипел снег под валенками. Потом закуржевели* ресницы — это когда я уже по карьеру шла, а к мосту коленки сильно замерзли. Так сильно, будто мясо от косточек отстает. Я тогда остановилась, портфель и сменку в снег бросила. Сама топаю, а коленки отваливаются. 
Потом присела, стала их растирать, и какая-то тётенька мне помогла. 

Зато когда в школу пришла, оказалось, что не надо было! Потому что мороз на улице мороз – сорок градусов, и все ребята пооставались дома, кроме меня да еще нескольких, у которых радио тоже не работало. 

В школе света тоже не было. Людмила Филипповна не стала нас за парты усаживать. Мы сели вокруг железной печки. Она топилась. Из дверцы и из поддувала светило так приятно, и было видно, как расходится теплый воздух. Мороз потихоньку-потихоньку стал выходить из меня, оставляя вместо себя озноб. 

Людмила Филипповна очень долго читала нам разные сказки, а потом спросила: 
— Все хорошо согрелись? Ну, тогда идем по домам. 
Из нашего края мы были только трое — еще Надя Чупина и Люба Бабинова. 

Мы когда с девчонками домой шли, то совсем не замерзли. Было даже жарко, потому что мы бегали, смеялись, толкались, писали портфелями на снегу свои имена и всякие смешные слова. А снег искрился на солнышке, и был такой яркий, как будто вместо снежинок тысячи лампочек горят. 

И мне вдруг захотелось, чтобы каждый день был такой мороз, и печка в темноте, и ласковая Людмила Филипповна! 
____________ 
*закуржевели (уральск.)– заиндевели