четверг, 21 февраля 2013 г.

Ольга Лукичева. ЖАЛОБНАЯ КНИГА ФОБОСЯН


Фобос, спутник Марса, — космическое тело, хоть еще и маленькое, но уже цивилизованное. Фобосяне и фобосянки живут в таких же домах,  едят такую же пищу, ходят в такие же магазины, учатся в таких же школах, и газета у них тоже есть. Жуть, как все фобосянское похоже на Оленегорск.  Даже не то, чтобы похоже, а, прямо скажем, тютелька в тютельку.  И проблемы у них — та же тютелька.

Чего про Фобос-то заговорили, если он далеко, а Оленегорск — вокруг? Да вот, случай на днях произошел удивительный. Слыхали, нашим удалось побывать на этом самом Фобосе? Куда там американцам с их Луной! Не раскроем страшной редакционной тайны, сказав, что на это (иное) космическое тело именно нашего корреспондента задуло порывом буйного северного ветра. Ветром же потом и обратно выдуло. Ему (корреспонденту, то есть), все было интересно, конечно, но до боли знакомо. Понятное дело, любопытно ему стало заглянуть и к коллегам, в тамошнюю газетку: развеять наваждение, а заодно — узнать, чем инокосмотельцы и инокосмотелицы дышат, на что жалуются. Правды ради, надо сказать, что дышат они тем же, чем мы.  Общаются — на другом языке. И жалобы на нем же строчат. Дали нашему корреспонденту парочку — для примера. Еще прислать обещали, если будет попутный зефир. Долго ли, коротко ли, переводчика с фобосийского удалось найти. Правда, сам он — местный, с Фобоса, и наотрез отказался переводить имена и названия. Гордость, видите ли, за свое, родное!

Жалоба первая, возмущенная

Уважаемая редакция «Аяя дада»! Хочется поделиться наболевшим. Мы разные люди, но объединяет нас одно неприятное обстоятельство: мы работали продавцами у предпринимателя Аргилевк В.Г. на порытом рынке. Сложилась удивительная тенденция у наших работодателей — они приглашают вас на работу по «липовым» договорам, а после месяца работы объявляют о недостаче, и вы уходите без зарплаты. Причем, в процессе работы вы не принимали участия ни в приемке товара, ни в ревизиях. Все это проделывает очень искусно продавец Лаиига, каждый раз по одному и тому же сценарию. Она пользуется неограниченной властью и доверием хозяев. Обвинять подряд всех продавцов в  нечистоте рук как-то уже неудобно: список слишком большой: только мы можем назвать пятнадцать фамилий. Может, надо поискать вора рядом, госпожа Аргилевк? А может, вовсе и не вора надо искать? Может, это способ экономии такой у хозяйки: нанимать продавцов на работу якобы за деньги, а на самом деле — за бесплатно? Даровая рабочая сила куда как выгодна!

У частной предпринимательницы Аргилевк В.Г. есть еще одна «фишка». Покупатели приходят к ней за мясом или рыбой, не подозревая, что дома их рыба уменьшится в весе почти наполовину. Фокус прост: хозяйка велела продукты вымочить в воде и заморозить.
Мы хотим предостеречь об опасности быть обманутыми всех, желающих поработать у частного предпринимателя Аргилевк, и всех покупателей. Если хотите сохранить душевное равновесие, поищите другое место работы и покупки.
От имени всех обманутых Нинесме С.А. и Оикапва Е.Г.

Жалоба вторая: ехидная

Милая редакция «Аяя дада»! Некому мне пожаловаться, кроме вас. Что-то расходилось мое сердечко после “Аддоока”-то... Не знаете “Аддоок”, магазинчик такой в районе древностей? Ласковая такая, приветливая девушка там работает. Здоровается, улыбается, сдачу до копейки отдает, в сумку складывает, что куплю. Уж лучше ее продавцов и поискать-то: молоденькая, а такая обходительная…

Вчера вот зашла туда купить полкило морковки, да луку полкило. Смотрю цены: лук — шестнадцать луббубров, морковка — восемнадцать. Дорого, но решила купить – не всегда на улицу-то выйти могу, пусть, думаю, лежит дома. Девушка овощи в один мешочек сложила, на весы гирьку бросила. Зачем, думаю, гирька, если мне всего килограмм нужно? Гляжу, весы кило сто показывают. Ну, ладно, думаю, двадцать луббубров у меня есть, хватит. А она мне: “С вас, бабушка, двадцать три луббубра”.

Чувствую, глаза мои полезли из орбит. Как это, спрашиваю, милая, получилось у тебя? Сама на ценники гляжу. Девушка завертелась: то на весы, то на ценник поглядит: “Ой, бабушка, я вам посчитала по цене морковки, перепутала”. Смутилась, бедная, давай быстренько перевешивать. Выложила из мешочка овощи, да взвесила по отдельности. Вышло у нее семьсот граммов лука, да триста граммов морковки. Я, хоть старая, но когда-то в школе отличницей была. Многое уж позабыла за долгую жизнь, а считать не разучилась. Без калькулятора считаю. Получается, что должна была красавица взять с меня около семнадцати луббубров. Девушка перевешивает, а я уж теперь сама считаю. Морковки-то, говорю, побольше взвесь, я ж полкило просила. Вот теперь, говорю, двадцать луббубров выйдет. А она, бедная, до того перепугалась грамотной бабки, что почти на луббубр меньше, чем положено, насчитала.

Вернулась я домой, переживаю. Вот тебе и милая… Наверное, она всегда меня обманывала, да и других тоже. Только всегда-то я  разных овощей-фруктов, и понемногу набирала — легче было обмануть. Решила: не пойду я к ней больше. Много магазинов, в любом покупателя ждут. Да вот беда, не одна эта девушка-красавица нас так обманывает. Многие грешат этим,  так что смотреть приходится в оба.
Да, чуть не забыла! Милая девушка, не получается кило сто, если сложить триста граммов да семьсот! Что же то за гирька у тебя такая хитрая?
Баба Ксрк, пенсионерка,
жительница района древностей.

Ну, и как? Правда, похоже на Оленегорск? Во-о-от! Потому и не жалеет наш корреспондент, что за перевод с фобосийского пришлось заплатить веточкой шиповника. Не растет на Фобосе шиповник, хоть тресни!

Работу над письмами вела Мара Мылорамская,
наша-ветром-на Фобос-занесенка-и обратно-выдунка.

2004 год 

Примечание: Этот фельетон рождался долго. Сначала состоялась встреча с «милой девушкой». Писать о ней было нельзя по причинам, нарастающим со скоростью снежного кома: не то название магазинчика, не то имя бабули-подписантки, потом -  прозрачное название магазинчика, прозрачное имя бабули-подписантки, потом -  время для публикации не подходящее и т.д. и т.п. Потом появилось письмо продавцов. И снова причины для множественных переделок: не должно звучать истинные место их работы и фамилия хозяйки и еще масса другого.

Было понятно, что это лишь отговорки, позволяющие отложить публикацию, но автор терпеливо многажды переделывала фельетон: и место действия от моего городка — дальше некуда, и рубли — не рубли, а луббубры, и зовут моих героев вовсе уж фантастическими именами. Увы, все мои усилия, более чем двухмесячные усилия оказались тщетными