понедельник, 18 февраля 2013 г.

Александр Рыжов. Барабан работы Страдивари

Сегодня, дружок, я расскажу тебе сказку. Не смотри на меня такими грустными глазами. Садись поудобнее, кушай овсянку и слушай сюда.

В некотором царстве жили люди, которые круглый год готовились к зиме. Наступает лето — готовятся, приходит осень — готовятся. И зимой готовятся, и весной, и только об одном жалеют, что нет пятого времени года, чтобы можно было еще немножко поготовиться.

Готовились они хорошо, а еще лучше об этом рассказывали. Это даже не отчеты были, дружок, а песни соловьиные. Бывало, придешь на совещание, сядешь в уголочке и плачешь. От умиления. Школы все побелены-покрашены, крыши залатаны, трубы уложены, в бассейне такая лепота, что хоть форель разводи. И ведь что, дружок, характерно: кто и как эти проценты с погонными метрами считал — дело десятое. Главное, на душе светло, в сердце радостно, жить хочется…

Спишь, дружок? Ну, спи, спи. А я тебе эту сказочку анекдотом заполирую. Может, не совсем в тему будет, но ты уж потерпи.

Заходит новый русский в сауну и показывает браткам коробку, розовой ленточкой перевязанную.
— Во, пацаны, в антикварном отоварился. Раритет! Барабан работы Страдивари. Полтора «лимона» баксов отвалил.
Один из братков крутит пальцем у виска.
— Ты че, Вован? Страдивари этот, он же скрипки клепал, а не барабаны.
— Да? Ща разберусь!
Вован убегает, через полчаса возвращается с той же коробкой и говорит радостно:
— Разобрался! Все по кайфу. Это он для лохов скрипки клепал, а для крутых пацанов — барабаны!